Таблетка от LTE

01.02.2011

Совместное использование инфраструктуры позволит российским операторам экономить до 40 % средств, направляемых на строительство и обслуживание сетей.

Журнал "Стандарт" №1 2011

Олег Синча 

Совместное использование инфраструктуры позволит российским операторам экономить до 40 % средств, направляемых на строительство и обслуживание сетей. В преддверии запуска LTE они оценивают возможность подобных проектов. Однако пока отечественное законодательство допускает совместное использование лишь пассивной инфраструктуры: антенно-мачтовых сооружений, канализации, ВОЛС, электрооборудования и т. п. В то же время в РФ появились первые компании, готовые стать инфраструктурными операторами.

В январе 2011 года редакции "Стандарта" стало известно о том, что ОАО "Российские железные дороги" (РЖД) подписало договор с ЗАО "Русские башни". В рамках проекта компания "Русские башни" возведет антенно-мачтовые сооружения вдоль основных направлений пассажиропотоков РЖД: Петербург – Хельсинки, Москва – Петербург, Москва – Сочи, Нижний Новгород – Москва и Нижний Новгород – Казань. Согласно договоренности сторон, возведенные объекты инфраструктуры будут использоваться как в интересах РЖД (для организации технологической связи), так и в интересах операторов связи. Пресс-службы "большой тройки" очень сдержанно комментируют перспективы подобного проекта. "Мы заинтересованы в предоставлении услуг связи 3G в скоростных поездах. На сегодняшний день с РЖД ведутся переговоры, ход и детали которых мы пока не афишируем", – говорит пресс-секретарь ОАО "МегаФон" Татьяна Иванова. Ее коллеги из "ВымпелКома" и МТС сходным образом прокомментировали возможность участия в проекте, акцентировав внимание на том, что в принципе проект интересен, но договоренности по условиям размещения оборудования на вышках пока не достигнуты.

Партнер по нужде

По словам эксперта по системам связи ОАО "Скандинавский Дом" (торговая марка RayCom) Андрея Голубева, в России довольно часто можно встретить две или даже три мачты сотовых операторов, стоящие рядом. "Не доверяя друг другу, компании "большой тройки" стремятся иметь все свое: антенно-мачтовые сооружения, кабельную инфраструктуру, антенное хозяйство и т. д. Например, в 2004 году операторы не смогли договориться о создании единой сети в московском метрополитене", – говорит он. Установка одной базовой станции в столичной подземке обходилась в два-три раза дороже наземной, и компания RayCom, поставлявшая оборудование для проекта, предложила "большой тройке" совместно использовать одну сеть. Но руководство метрополитена не возражало против прокладки параллельных кабелей, так как компания получала арендную плату с каждого оператора. И "ВымпелКом", "МегаФон" и МТС построили три независимые сети.

Затем случился кризис 2008 года, и "большая тройка", до того жившая на широкую ногу, столкнулась с необходимостью экономить. К тому же, чтобы UMTS-сеть работала в подземке стабильно, потребовалась прокладка излучающего кабеля. Однако это стоит ощутимо дороже установки GSM-антенн. По данным Андрея Голубева, цена метра излучающего кабеля составляет $40. Общая протяженность линий московского метрополитена – более 300 км. Даже несмотря на то что в Москве уровень цен на мобильную связь один из самых высоких в России, такие инвестиции окупятся очень не скоро. В результате операторы были вынуждены вступить в переговоры. И московская подземка не единственный случай, когда операторам пришлось договариваться о совместном использовании сетей связи. Например, у "большой тройки" возникли сложности при организации качественного приема в бизнес-центре "Москва-Сити". По данным представителя RayCom, распределенная антенная система (Distributed Antenna Systems) только в башне "Федерация" стоит $500 тыс. Чтобы снизить цену владения подобными системами, операторы "большой тройки" готовы договариваться.

Есть в России примеры и еще более глубокой интеграции. В декабре 2010 года оператор "Скай Линк" объявил о запуске GSM-сетей в 45 регионах. Однако собственную инфраструктуру компания создать не успевала, поэтому реализовала лицензию в рамках партнерства с МТС. Как сообщает гендиректор ЗАО "Скай Линк" Гульнара Хасьянова, компания вела переговоры со всеми операторами "большой тройки", но условия, предложенные МТС, были лучшими. В соответствии с договором, подробности которого не раскрываются, "Скай Линк" получил доступ к инфраструктуре МТС, то есть к базовым станциям, антенному и кабельному хозяйствам. Это позволило оператору начать предоставление услуг связи корпоративным клиентам в выданных ему регулятором частотных диапазонах. Представители обоих партнеров уверяют, что соглашение носит временный характер, однако срок его действия не называют.

По мнению генерального директора ComNews Research Ирины Глуховой, высока вероятность, что со временем, например после полной интеграции в структуру "Ростелекома" (который еще в 2009 году подал в ФАС ходатайство о приобретении 100 % ЗАО "Скай Линк"), оператор откажется от услуг МТС. Чтобы не номинально, а фактически покрыть лицензионную территорию в диапазоне 1800 МГЦ, ему необходимо установить 7-8 тыс. базовых станций. "Став пятым, а кое-где и шестым оператором мобильной связи, "Скай Линк" не сможет "на голосе" окупить инвестиции в создание сети GSM-1800. Поэтому компания будет надеяться на технологическую амнистию, чтобы развернуть LTE. Причем, скорее всего, совместно с "Ростелекомом" и МРК", – говорит Ирина Глухова.

По-шведски


По мнению эксперта компании RayCom Андрея Голубева, пересмотр стратегии развития и переход к совместному использованию сооружений и инфраструктуры связи неизбежны, потому что создание сети LTE, равноценной по покрытию действующим GSM-сетям, потребует в 8-10 раз больше инвестиций. Дороже оборудование, антенное хозяйство, для пропуска стремительно растущего объема трафика потребуются более мощные магистрали, в несколько раз увеличится количество базовых станций. "По подсчетам норвежских инженеров, чтобы построить в стране полноценную сеть LTE, в крупных городах базовые станции необходимо ставить через 100 м", – говорит эксперт.

Европейские операторы нашли выход из ситуации: они первыми в мире реализовали модель совместного использования сетей (network sharing). Председатель Ассоциации региональных операторов связи (АРОС) Юрий Домбровский напоминает, что в 2006 году шведский регулятор не устраивал аукцион на 3G-частоты, а предложил частоты той компании или группе, которая взялась бы покрыть UMTS-сетью территорию, на которой проживает 98 % населения страны. Тогда для реализации проекта операторы Tele2 и TeliaSonera создали компанию SUNAB, в которую вошли на паритетных условиях. Это, по данным Юрия Домбровского, позволило на 50 % сократить расходы на создание сети и на 30 % снизить ежегодные операционные расходы участников проекта. Опыт оказался успешным, и в 2009 году Tele2 и Telenor, объединив наличные частотные ресурсы в диапазонах 900 МГц и 2600 МГц, передали их компании Net4Mobility, которая будет предоставлять услуги и обслуживать совместную LTE-сеть. В ноябре 2010 года Net4Mobility начала работать в четырех крупнейших городах страны: Стокгольме, Гетеборге, Мальме и Карлскруне. Для мира опыт Швеции не уникален – проекты по совместному использованию сетей уже реализованы в Великобритании, Италии, Китае, Норвегии и целом ряде других стран.

Регулирование тормозит

По словам руководителя департамента технологического развития сети доступа ОАО "ВымпелКом" Александра Балюка, network sharing – одна из тенденций развития телекоммуникаций. И доля совместных проектов в мире постоянно возрастает, так как эта модель разумна и экономически эффективна. Однако в России совместное использование сетей выпадает из законодательного поля. По словам эксперта, российские компании могут совместно использовать пассивную инфраструктуру, электропитание и т. д., а вот с использованием активного сетевого оборудования не все однозначно. "Действующее российское законодательство позволяет операторам связи совместно использовать узел связи, но с требованием программного или физического разделения эксплуатации оборудования в сетях связи разных операторов. Радиоэлектронные средства (РЭС) необходимо регистрировать. И в случае смены владельца законодательство требует переоформления разрешений", – говорит Александр Балюк. Совместное владение активной инфраструктурой в нормативных документах не предусмотрено, а это, по мнению эксперта, позволяет заключить, что оно не вполне законно.

Его коллега из МТС, технический директор бизнес-единицы "МТС Россия" ОАО "МТС" Олег Свирский, уверяет, что network sharing в России возможен, однако для этого необходимо, чтобы оборудование было соответствующим образом сертифицировано. Впрочем, он обращает внимание, что у операторов нет возможности в российских реалиях обмениваться активной инфраструктурой, так как подавляющее большинство базовых станций работает с полной загрузкой. По словам технического директора "Tele2 Россия" Ритварса Криевса, пока без ограничений можно совместно создавать и использовать только инфраструктуру, обеспечивающую функционирование оборудования связи: антенно-мачтовые сооружения, канализацию, ВОЛС, электрооборудование и т. п.

Пассивную можно

По словам Олега Свирского из МТС, практика обмена инфраструктурой (infrastructure sharing) в России стала набирать силу с 2005 года. "Причем если пять лет назад операторы обменивались преимущественно уже введенными площадками, то с 2008 года мы заключаем договоры об обмене инфраструктурой еще на уровне планирования строительства сети", – говорит он. И, как отмечает Ритварс Криевс из "Tele2 Россия", операторы "большой тройки" используют не только антенно-мачтовые сооружения друг друга, но и башни "Ростелекома", ТТК, ФГУП "Российская телевизионная и радиовещательная сеть" (РТРС) и локальных операторов.

По данным генерального директора ЗАО "Русские башни" Дмитрия Нелюбова, всего у российских операторов имеется более 25 тыс. антенно-мачтовых сооружений, из них в совместном использовании находится только 1 тыс. Однако компании "большой тройки" очень осторожно идут на совместное использование инфраструктуры. Причем стараются "обмениваться" равноценными с точки зрения маркетинга объектами. Если один оператор готов предоставить свою инфраструктуру другому, то взамен он желает получить доступ к объекту, с которого сможет обслужить не меньше клиентов, чем конкурент обслуживает с его башни. "Операторы не очень доверяют друг другу, поэтому нуждаются в независимом владельце инфраструктуры", – говорит Дмитрий Нелюбов.

Андрей Голубев из RayCom подтверждает его слова. "Российские операторы стремятся соблюдать паритет, потому что пока не в состоянии договориться о том, как рассчитываться за владение инфраструктурой, кто отвечает за обслуживание и гарантирует бесперебойную работу оборудования", – говорит он.

Первые башенки

Между тем такие компании уже появились в России. В конце 2009 года при участии группы UFG Аsset Management и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) была создана компания "Русские башни", цель которой – стать независимым оператором башенного хозяйства. "В 2009 году мы заключили контракт с одним из мобильных операторов на создание 60 башенных сооружений в Ленинградской области. И к концу 2010 года большая часть из них была построена и сдана заказчику", – говорит глава ЗАО "Русские башни". В среднем запуск сооружения занимает 9-12 месяцев. К декабрю 2010 года компания получила от операторов заказы на строительство более 200 сооружений в Краснодарском крае, Московской области и ряде областей Северо-Западного федерального округа. Причем Дмитрий Нелюбов убежден, что за короткое время в ведении "Русских башен" будет более 1 тыс. сооружений.

По словам руководителя ЗАО "Русские башни", компания строит башни на три и пять арендаторов и сдает базовые установочные места мобильным операторам, провайдерам беспроводного доступа или операторам эфирного телевидения. Срок аренды – 10 лет, сумма аренды жестко оговаривается. То есть оператор может контролировать и планировать расходы на пользование инфраструктурой. По оценкам Дмитрия Нелюбова, совместное использование антенно-мачтовых сооружений позволяет оператору экономить до 30-40 % средств, расходуемых на создание и обслуживание пассивной инфраструктуры. "Это ощутимая экономия, так как только установка башни высотой 50-70 м стоит около $200 тыс. А ее еще нужно ежегодно страховать, обслуживать, охранять, платить аренду за участок, налог на имущество и т. д. Это дополнительные расходы", – говорит Дмитрий Нелюбов.

По словам пресс-секретаря ОАО "МегаФон" Татьяны Ивановой, использование антенно-мачтовых сооружений "операторов башенных сооружений" выгодно компании лишь при определенном уровне стоимости аренды. Этот уровень зависит в том числе и от стоимости строительства собственной башни в конкретном месте. "Где-то проще и удобнее строить самим, где-то – воспользоваться услугами других компаний и арендовать инфраструктуру", – говорит пресс-секретарь. По оценкам "МегаФона", стоимость разнится в зависимости от конкретного региона, но в среднем она должна быть около 30 тыс. руб. в месяц при условии аренды на 15 лет. Представитель оператора настаивает, что 15-летний договор операторам более интересен, так как это срок амортизации антенно-мачтовых сооружений.

"Русские башни" не единственная компания, готовая строить и сдавать операторам антенно-мачтовые сооружения. В начале 2010 года о готовности предоставлять в аренду башенное хозяйство объявила РТРС. Государственное предприятие владеет 8 тыс. антенно-мачтовых сооружений, более 7 тыс. из них превышают 30-метровую высоту, а более 700 – 100-метровую. В рамках реализации ФЦП "Цифровое телевидение" компания намерена построить еще около тысячи башен, при строительстве которых согласна учесть интересы российских сотовых операторов.

Бизнес на башне

По словам Дмитрия Нелюбова, в США, Англии или Индии уже давно ни одному оператору не придет в голову своими силами возводить антенно-мачтовые сооружения, так как это неразумное расходование средств. Возведением и обслуживанием башен на развитых рынках занимаются специализированные компании. "Проекты, подобные нашему, существуют во многих странах мира. Один из наиболее развитых рынков с точки зрения совместного использования инфраструктуры – американский. Около десятка компаний предлагают операторам арендовать инфраструктуру. Крупнейшие из них – American Tower и Crown Castle – обслуживают на территории США более 20 тыс. башен каждый", – говорит эксперт.

Обе компании, активно развиваясь, начали работать в Северной Америке еще в 90-х годах XX века и к середине 2000-х вышли за пределы материнского рынка. Аmerican Tower владеет сетями башен в Бразилии, Великобритании, Индии, Мексике. А Crown Castle предлагает свою инфраструктуру операторам Пуэрто-Рико и Австралии. Причем, как отмечает Андрей Голубев из RayCom, во многих странах совместное использование инфраструктуры поддержано законодательно. "Например, в Индии запрещено физическое строительство параллельных сетей. А в США владельцы башен обязаны возводить сооружения таким образом, чтобы на них могли разместить оборудование минимум четыре оператора", – говорит он.

В то же время эксперт обращает внимание, что компании American Tower и Crown Castle в отличие от российских владельцев башенных хозяйств предоставляют американским операторам не "голые" сайты для установки оборудования, а готовую антенную инфраструктуру. Причем помимо башенных сооружений лидеры американского рынка создают сайты на крышах домов и вкладывают средства в распределенные антенные системы, которые используются операторами для покрытия внутри крупных зданий: офисных центров, торговых комплексов, стадионов и т. д. По словам Андрея Голубева, в принципе, совместно использовать можно не только антенны, но даже базовые станции, оборудование это позволяет.

Неизбежное счастье

Генеральный директор ComNews Research Ирина Глухова считает, что развитию полноценных network sharing-проектов в России препятствует не столько регулирование, сколько сами российские операторы, не вполне готовые к ним. Чаще всего они сотрудничают на региональном уровне, когда между руководителями филиалов различных операторов устанавливаются дружеские отношения. И даже в этом случае стараются развиваться преимущественно независимо. "Однако дефицит LTE-частот и неподъемная дороговизна развертывания полномасштабных сетей четвертого поколения заставят "большую тройку" пересмотреть отношение к совместной эксплуатации как пассивной, так и активной сетевой инфраструктуры. И в конце концов операторы вынудят регулятора сформулировать позицию в отношении network sharing-проектов", – говорит аналитик.

Подписка: